Последние комментарии

  • Rinat Gubaydullin21 апреля, 13:45
    про этого дурика вообще ничего не сообщать...противное и гадкое это существо...Ничего не стесняется: в Сети появились интимные фото Панина в ванной
  • Alex Немо20 апреля, 23:22
    Гитлер в качество одной из важнейших задач для уничтожения России признавал необходимость уничтожения евреев в России...В Москве подожгли здание крупнейшего в России еврейского университета
  • РоБот20 апреля, 18:16
    Гаражанин - это человек, который любит тусоваться с друзьями в гараже... Artem Sirik, очевидно, преуспел в иностранны...В Казани откроется Школа гаражанина

Джинсы рассказывают истории о сексуальных домогательствах

Марту Голдшмид многое связывает с денимом. Её отец, Адриано Голдшмид, был одним из тех дизайнеров, что ввели джинсу в моду. Как и Марта, Габриелла Майер, борется за расширение прав и возможностей женщин и экспериментирует с денимом. Габриелла была очень тронута историями других женщин о домогательствах и насилии.

Марта и Габриэлла об этом читали, нечто подобное пережили сами. Обе являются сторонницами движения против харасмента #Metoo. Поэтому девушки решили производить "говорящие" джинсы. Вместо принтов на них – детали историй разных женщин о том, как их домогались. Metro связалось с дизайнерами, чтобы узнать больше об этом проекте. -Почему деним? Марта: Мы обе просто влюблены в деним, к тому же, он в своё время вызвал резонанс в обществе. Так как женщины сейчас – это борцы революции, мы подумали, что было бы здорово поработать с материалом, у которого есть своя историческая ценность. Габриэлла: Это очень практичный материал, его использовали в разных формах протеста, его также носят люди разных размеров и религиозных конфессий. С таким проектом здорово работать. -Как вы выбирали новости, которые пойдут на джинсы? M: Мы просто увидели все эти статьи, которые тогда выходили. Их авторы говорили о различных институтах, в которых злоупотребляют властью. Мы хотели рассказать о насилии на работе, и о том, как в таких местах с этими случаями справляются, если вообще справляются. -В социальных сетях ваш проект назвали “стеной боли”, потому что вы просто продемонстрировали то, что происходит, но ничего в связи с этим не сделали. M: Я лично была жертвой сексуального насилия на работе, и я знаю, каково находиться в подобной ситуации. Это что-то очень личное. В социуме существует мнение, что если ты через такое проходишь, то обязательно чувствуешь себя униженным и оскорбленным. Мы надеемся, что этим проектом превратим жертв в выживших героев, сделаем так, что они перестанут стыдиться себя и того, через что они прошли, и заставят стыдиться тех, кто делает из них жертв. Мы хотим показать миру, что с нами случилось, и на что мы способны как женщины. Г: Мы также хотим показать этими джинсами, что мы всегда рядом и готовы высказаться за них и поддержать их.

-Другая причина для критики была связана с отсутствием большого ряда размеров вашей линейки. Г: В связи с недостатком средств от спонсоров, нам приходится выпускать продукцию в ограниченном количестве. Но мы компания, которая работает для людей. Потому мы подумаем над тем, что можно сделать по этому поводу. М: Наше производство пока очень мало, но мы рады, что люди о нас говорят. Сейчас мы ведём переговоры о следующем выпуске нашей продукции, в которой будут большие размеры, и мы рассмотрим все поступающие предложения и комментарии, чтобы сделать вторую версию нашего товара ещё лучше. -Как вы думаете, почему стало так важно быть активистами в мире моды? М: Очевидно, потому что мы – поколение людей, выражающих себя с помощью одежды. Мы также поколение, меняющее мир. Так что нам пришлось это делать с помощью моды. Гэби знает, как поместить новости на одежду с помощью лазера. Люди сейчас так переживают из-за всего того, что произошло, и часто неправильно интерпретируют истории харассмента. Нам было важно показать, что сейчас на самом деле происходит. Г: Именно. Это не тренд. В новостях всё чаще говорят о харассменте. Мы просто хотим вовлечь людей в эту тему, чтобы они задавали себе нужные вопросы. -Может ли мода влиять на общество? Мы часто видели, как многие бренды использовали подобные темы только для того, чтоб заработать больше денег. Что вы об этом думаете? Г.: Мы думаем, что для брендов это в новинку – участвовать в политике. И этот путь, по которому сейчас идёт модная индустрия, очень увлекателен. Им не обязательно быть носителем правильной точки зрения, гораздо важнее просто начать диалог с людьми. О том, что им нравится, что они презирают, что они хотят изменить. М.: Наша одежда – это не броня. Это способ продолжить диалог, ведь люди все ещё об этом говорят. Это способ запомнить этот диалог с помощью пары джинс. -А какого долгосрочного эффекта вы хотите добиться? М.: Добиться лучшей рабочей среды, чтобы она стала безопасной для всех женщин. Это наша главная цель. Мы хотим, чтобы с женщинами лучше обращались на работе, чтобы появилось равноправие. Это действительно наша мечта. Г.: Мы также знаем, что происходит с многими женщинами, у которых нет нужных ресурсов, когда доходит до подобных случаев. Так что мы хотим помочь женщинам, у которых этих ресурсов нет, и рассказать им, как себя защитить. -Планируете ли ещё работать над подобными проектами? М.: Да, определенно. Это у нас первый такой опыт, но мне очень понравилось работать с Габриеллой, она меня во многом вдохновляла. Мы хотим повлиять на мир, даже если совсем немного. И мы уже не можем остановиться.

 

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх