Metro новости

72 642 подписчика

Свежие комментарии

  • Konstantin Петров
    Как-то Питерцы не заметили Заслуг перед Отечеством.Владимир Путин на...
  • Александр Дементьев
    А я всё гадал - какие такие деньги руководители ПФР переводят в офшоры? Правительство создало в лице ПФР прокладку,...Вассерман: Необхо...
  • Галина Назарова
    какой нарезное оружие???? что за бред автор тут накарябал???Телеведущий Бажен...

Анатолий Бышовец: "Я выбрал путь Галилео Галилея"

Анатолий Бышовец: "Я выбрал путь Галилео Галилея"

В интервью Metro прославленный футболист и тренер рассказывает о своих взлётах и неудачах во главе сборной, нашумевшем "мильоне" от итальянцев и беседах с Владимиром Высоцким

- Как ваше здоровье, Анатолий Фёдорович? - Я бы сказал, удовлетворительное. Жалоб практически нет. Хотя весной и осенью сказываются последствия былых футбольных баталий, травмы. В целом веду динамичный образ жизни, правда, уже без бега. Но плавание и прогулки по-прежнему регулярны, так что движения хватает. Супруга мне в этом помогает.

- Вы считались одним из наиболее техничных советских футболистов. Якобы этому способствовало то, что левая нога у вас больше правой. Насколько такая версия соответствует истине? - Я относился к игрокам, для которых не было проблемой владение мячом правой или левой ногой. Мои голы говорят об этом. Мяч, забитый австрийцам "ножницами" в 1967 году, признавали лучшим в Европе. Потом уже появились последователи. Писали, что Бышовец начал, а Уэйн Руни продолжил.

Левая нога у меня была длиннее на сантиметр, плюс там ещё присутствовала деформация косточки. Из-за этого нашему сапожнику в киевском "Динамо", который шил бутсы, приходилось непросто. Но потом появилась экипировка "Адидас". Там я просто подбирал одну бутсу 42-го размера, вторую – 42-го с половиной.

На дриблинге эта особенность не сказывалась. Вот у бразильца Гарринчи одна нога была короче другой на несколько сантиметров, поэтому фирменный финт получался у него непроизвольно.

- В песне Высоцкого, написанной в 1970 году, есть строки: "Но недаром клуб "Фиорентины" предлагал мильон за Бышовца". А было ли такое предложение на самом деле? - Есть подтверждения, что об этом говорили наши руководители, тренер, когда встречались с зарубежными делегациями. Но о таком трансфере даже речи быть не могло! Я воспитанник киевского футбола, коренной динамовец. И вообще зарубежье представлялось чем-то недостижимым, трудно было себе такое представить.

Недавно сидел в ложе стадиона "Динамо" с одним экономистом. Он сопоставил курсы валют, себестоимость, другие показатели. Тогда ведь за 100 долларов в Южной Америке можно было купить сто граммов золота в 17 карат. В общем, вышло, что тот "мильон" – это около 60 миллионов сегодняшних евро.

- Вы ведь общались и с самим Высоцким. - Я его воспринимал как очень талантливого человека. Мы говорили о многих вещах, но темы футбола не касались. Могли обсуждать Хлопушу из спектакля "Пугачёв", другие его роли – театральные или киношные. Человеческие качества Высоцкого были очень высокими. Как-то он произнёс чуть ли не пушкинские слова – сказал, что о нём будут долго помнить. Всё это сбылось.

- Из-за травм вы слишком рано, в 27 лет, завершили карьеру. Как пережили этот момент? - Спокойно. Даже с некоторым облегчением. Я уже был женат, имел двоих детей. Та футбольная эпоха была очень жёсткой с точки зрения распорядка – это и месячные сборы, и предыгровые занятия на базе. Свободного времени практически не оставалось.

Я с удовольствием переключился на работу в школе олимпийского резерва киевского "Динамо".

- Безусловно, ваш главный тренерский успех – золото Олимпиады-88 в Сеуле. Как удалось создать команду, которая в плей-офф обыграла Италию и Бразилию? - У меня, позволю такую нескромность, тоже получилось создать команду мирового уровня. Помогло то, что в составе были хорошо знакомые мне игроки. Алексея Михайличенко я с 11–12 лет вёл как тренер. С Игорем Добровольским, Дмитрием Хариным и другими работал в юношеской сборной. У этих молодых футболистов был иммунитет в борьбе с самыми критическими ситуациями.

- Позже вы работали с главной сборной СССР/СНГ, а в 1998 году – со сборной России. Первая не вышла из группы на Евро-92, вторая проиграла все шесть матчей. Не жалеете о том опыте? - Что касается сборной 1990–1992 годов, там была создана новая команда, средний возраст которой составлял 23–24 года. Мы не проиграли чемпионам мира немцам, а также голландцам. Я тогда выстраивал сборную к ЧМ-94. Увы, пришлось расстаться с ней после поражения от Шотландии и переключиться на работу за рубежом.

Теперь о команде 1998 года. Там всё было на сломе. Возникали проблемы с вызовом игроков – не все отпускали их в сборную даже в критический момент. Не было единства с руководством Федерации футбола.

Я шёл по пути наибольшего сопротивления. Но мало того что надо было играть с Украиной в гостях и принимать чемпионов французов. Много было проблем и организационного плана. Матч с Бразилией (Россия уступила – 1:5. – Прим. ред.) тоже привнёс свою лепту. Мы почти сутки туда летели. Игроки не могли надеть бутсы, ведь у них опухли ноги.

Понятно, что после всего этого мне пришлось уйти. Хотя команда уже была сформирована. При мне появилась целая группа игроков: Семак, Семшов, Смертин, Панов. Безо всяких корректив она должна была поехать на ЧМ-2002. Был бы другой тренер, там мы, конечно, вышли бы из группы. Но, к сожалению, вместо хирурга поехал терапевт – Романцев, который всегда был клубным, а не "национальным" специалистом. 

- Вы довольно рано, в 61 год, перестали тренировать. В чём причина? - Приглашения, которые возникали, были для меня неинтересны. Цели, которые ставились, и сама обстановка тоже не вызывали у меня естественного желания. Сегодня очень сложная околофутбольная среда, приходится бороться не с проблемами, а с теми, кто их создаёт. У нас фейковые герои, фейковые личности, фейковые достижения.

Я же никогда не забивал левых мячей, не играл сомнительных матчей. Мои команды, будь то "Зенит" или московское "Динамо", были экологически чистыми. Сейчас, чтобы защищать принципы, есть два пути. Первый – путь Джордано Бруно, когда жертвуешь собой ради истины. Второй – путь Галилео Галилея, который, уходя, сказал: "И всё-таки она вертится". Я не претендую на такие величины, но тоже решил просто уйти.

"В Англии меня назвали Русским Бестом и "великим контролёром мяча". Я храню снимок той газеты", - Анатолий Бышовец

4 гола забил Бышовец на чемпионате мира 1970 года в Мексике, став лучшим бомбардиром сборной СССР на этом турнире.

1970 год. Анатолий Бышовец в игре за сборную СССР.

РИА Новости

Фото:

Вехи карьеры Анатолия Бышовца

Родился 23 апреля 1946 года в Киеве Всю клубную карьеру (1963–1973) провёл в киевском "Динамо" Сыграл 139 матчей чемпионата СССР, забил 49 мячей  Четырёхкратный чемпион СССР (1966, 1967, 1968, 1971), двукратный обладатель Кубка СССР (1964, 1966) За сборную Советского Союза забил 15 мячей в 39 матчах В качестве тренера выиграл Олимпиаду-88 и Кубок России – 2006/07

 

Ссылка на первоисточник
Манижа пообещала быть "более сумасшедшей" в финале Евровидения

Картина дня

наверх